13.07.2018

Малиновский В.А. –
член Конституционного Совета 
Республики Казахстан, 
доктор юридических наук

Первая Конституция Казахстана 1993 ГОДА
Елбасы – қазіргі Қазақстан мемлекеттілігінің сәулетшілі (түпкі деректемеден)

За годы Независимости Казахстаном накоплен собственный опыт осуществления конституционного строительства и формирования казахстанской конституционной идентичности. Он уникален и во многом поучителен для стран, пребывающих в состоянии общественной модернизации.
    На протяжении 1990–1995 годов для Первого Президента Республики – Елбасы  Н.А. Назарбаева деятельность по оформлению базовых конструкций государственности представляла собой одно из магистральных направлений. Таковой она остается и на всех последующих этапах эволюции страны. 
    В выступлении 28 августа 2015 года  на международной научно-практической конференции, посвященной 20-летию действующей Конституции, Глава государства следующим образом охарактеризовал тяжелейший для страны период заключительного  десятилетия прошлого века. 
    «Сегодня мы можем объективно утверждать, что к началу 1995-го года независимость Казахстана оказалась у пропасти. Вопрос стоял ребром: Быть или не быть государству после развала Советского Союза? 
…Моё видение и предложения по выходу из сложной ситуации наталкивались на стену непонимания в тогдашнем парламенте. Такие сценарии, сопровождаемые конфликтами и гражданскими войнами, на наших глазах уже переживали многие страны СНГ. Для нашего молодого и многоэтничного государства это было недопустимо и равносильно катастрофе. Мы видели, что строительство новой государственности во многих странах оказалось трагичным и кровопролитным. На этом фоне новейшая история Казахстана может преподать важный урок многим новым государствам» .
В приведенной объективной и точной оценке Нурсултаном Абишевичем  отражена квинтэссенция общественно-политических условий, в которых был открыт конституционный процесс, начали создаваться и укрепляться методология и методика конституционного реформирования общества и государства. Многие их составляющие на сегодня совершенно заслуженно  могут быть внесены в мировую копилку конституционализма  и приведены в качестве поучительных примеров в учебниках по конституционному праву.
    Обратимся к хронике  создания  первой Конституции Республики Казахстан. 
    Со дня принятия 25 октября 1990 года Верховным Советом  двенадцатого созыва Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР остро обсуждался вопрос о путях конституционного правотворчества. К концу осени 1990 года, после долгих консультаций со специалистами и политическими деятелями, было принято принципиальное политическое решение приступить к разработке проекта первой Конституции независимого Казахстана. 
    15 декабря постановлением Верховного Совета под руководством его председателя была образована Конституционная комиссия в составе 35 членов. Костяк Комиссии составляли депутаты Верховного Совета двенадцатого созыва (все члены Президиума Верховного Совета, председатели всех его комитетов, некоторые рядовые депутаты), а также отдельные ученые-юристы, представители общественных объединений и средств массовой информации.
    Практически весь 1991 год был затрачен на определение концептуальных положений будущего Основного Закона. 
    В  качестве своеобразной «предконституции» или «малой конституции»  16 декабря 1991 года Верховным Советом был принят исторический Конституционный закон «О государственной независимости Республики Казахстан». По своему содержанию (им были закреплены традиционно конституционные отношения) и юридической силе (все иные законы, включая Конституцию 1978 года с дополнениями и изменениями,  действовали, поскольку не противоречили Конституционному закону) он де-юре заменил устаревающую  Конституцию Казахской ССР 1978 года.
    1 декабря 1991 года состоялись первые прямые президентские выборы. Волею народа Н.А. Назарбаев получил право определять политику и  проводить ее от имени всех казахстанцев.  Соответственно, постановлением Верховного Совета от 15 декабря 1991 года председателем Конституционной комиссии был назначен всенародно избранный Президентом страны Н.А. Назарбаев.
    По указанию Главы государства для подготовки Основного Закона была создана рабочая группа, в которую были включены известные казахстанские юристы. Общее руководство рабочей группой осуществляла  З.Л. Федотова, работавшая тогда заместителем председателя Верховного Совета. Научная составляющая возложена на член-корреспондента  Академии наук Казахстана, видного государствоведа Г.С. Сапаргалиева .  Перед рабочей группой поставлена конкретная задача: подготовить проект Основного Закона, который затем можно было бы вынести на рассмотрение Конституционной комиссии. Позже была создана   еще одна группа  – по проведению  правовой экспертизы  проекта Конституции РК во главе с  мэтром юриспруденции академиком  Академии наук Казахстана С.З. Зиманова.
    На объявленный рабочей группой конкурс было представлено около двадцати выполненных коллективно и индивидуально проектов.
    В своих выступлениях Н. А. Назарбаев неоднократно подчеркивал, что создается Конституция, в центре которой должен быть человек, независимо от его национальной принадлежности; она должна объединять народы, а не разъединять их. При этом последнее слово должно быть не за политиками, а за конкретным человеком, живущим в многонациональном Казахстане. Только в этом случае Конституция станет подлинно народной. 
    После обсуждения всех вариантов, Конституционной комиссией был одобрен наиболее приемлемый документ.     
«Вскоре первый вариант проекта Конституции был готов, и началось его обсуждение на заседаниях Конституционной комиссии, которые проходили довольно напряжённо. …Они [члены комиссии – депутаты – В.М.] не были готовы к откровенному диалогу и обсуждению альтернативных предложений. Стало ясно, что дальнейшее движение вперед осложнится» .
    6 января, 3 марта и 14 апреля 1992 года прошли заседания Конституционной комиссии. На них очень напряженно  обсуждались концептуальные вопросы и детальные формулировки правовых положений.     
В книге «Эра независимости» Елбасы пишет: «Чтобы не допустить опасного крена, нам порой приходилось отстаивать практически каждую статью проекта Конституции. Иногда я горько шутил, что весь рабочий день провожу в Верховном Совете и только ночью приезжаю к себе на работу, чтобы заниматься не менее важными текущими делами страны, которые требовали безотлагательных решений» .
И это при условии, что  тогда одновременно с интенсивным трудом на законодательном уровне Президенту Республики требовалось постоянно и повсеместно «тушить пожары» всеобъемлющего кризиса! 
Именно в тот период Н.А. Назарбаевым  была решена одна из принципиальных и непростых задач восстановления управляемости страной – сформирована вертикаль исполнительной ветви власти.
    Законом от 13 января 1992 года «О внесении на переходный период изменений и дополнений в Закон Казахской ССР «О местном самоуправлении и местных Советах народных депутатов Казахской ССР» введен пост главы местной администрации (предшественник современного акима) с назначением на эту должность Президентом Республики в порядке подчинения подотчетных Главе государства и подконтрольных соответствующим Советам народных депутатов глав местных администраций. Впервые исполнительные органы общей компетенции на местах были выведены из подотчетности местных представительных органов . 
    Итогом процесса консолидации всей исполнительной власти под руководством Главы государства явился Указ Президента от 7 февраля 1992 года «О совершенствовании организации и деятельности органов государственного управления Республики Казахстан в условиях экономической реформы». В нем впервые была учреждена единая система исполнительно-распорядительных органов от Президента Республики до глав местной администрации и ее органов, а также были закреплены функциональные обязанности и полномочия органов и должностных лиц (вице-президента, государственного советника), перечень министерств, госкомитетов и ведомств, обязанность Кабинета Министров по оперативному руководству деятельностью глав местной администрации и некоторые другие ключевые вопросы.
    29 мая 1992 года  на VIII сессии Верховного Совета двенадцатого созыва с докладом «О проекте Конституции Республики Казахстан» выступил Глава государства. После тщательного публичного обсуждения депутатами (с телевизионной трансляцией на всю страну)  2 июня документ был утвержден в первом чтении и  через неделю опубликован в республиканских и областных газетах для всенародного обсуждения.
    28 октября 1992 года на очередном заседании Конституционной комиссии были подведены итоги всенародного обсуждения, в котором приняло участие свыше 3 млн. человек. З.Л. Федотова доложила о предлагаемых поправках, подчеркнув, что дорабатывая проект Конституции, рабочая группа, конечно же, учитывала факт его принятия Верховным Советом в первом чтении. «Это главное, чем мы руководствовались. Вместе с тем мы стремились, не выходя по принципиальным вопросам  далеко за рамки первого чтения, улучшить  проект» .  
    Завершая заседание, Н.А. Назарбаев особо выделил ряд принципиальных моментов, связанных с организацией государственной власти в центре и на местах, отдельных составляющих институтов Президента Республики, Верховного Совета, судов, а также статуса языков. 
    5-6 ноября доработанный проект Конституции был рассмотрен Президиумом Верховного Совета, одобрен им с учетом высказанных мнений и  внесен на X сессию Верховного Совета.
    Между тем, в обществе продолжалось острое обсуждение документа.
    10 ноября Президент Республики выступил с докладом о проекте Конституции на республиканском совещании глав администраций и председателей Советов народных депутатов районов, городов и областей. Н.А. Назарбаев,  в частности, сказал, что в своей работе Конституционная комиссия руководствовалась не только желанием создать истинно демократическую Конституцию, соответствующую нормам международного права, но и необходимостью иметь Конституцию, объединяющую людей. 
    «Ни один пункт Конституции не должен вызвать распрей, накалять ситуацию в обществе, провоцировать противостояние. Необходимо открыто обсудить любые острые вопросы и найти по ним такие решения, которые будут соответствовать нашей принципиальной политике, предусматривающей обеспечение равенства всех людей в многонациональном государстве. Основа всех наших успехов в преобразовании общества – это единство всех казахстанцев, согласие и мир» . 
    Глава государства определил круг позиций, по которым в Комиссии так и не было найдено согласованных решений. 
    Вскоре, 10 декабря 1992 года, Президент Республики представил проект Конституции с итогами его обсуждения на IX  сессии Верховного Совета двенадцатого  созыва и в течение всех следующих дней также вместе с депутатами участвовал в дискуссии.
    7 января 1993 года Председатель  Конституционной комиссии провел ее завершающее заседание. Был представлен выносимый на окончательное принятие Верховным Советом проект Основного Закона страны, в котором нашли отражение поправки, предложенные согласительной комиссией и рабочей группой. 
    18 января на IX сессии Верховного Совета  Н.А. Назарбаев предупредил, что реформа погибнет, если сверху донизу не будет обеспечено уважение к Конституции, неукоснительное следование Основному Закону. «Только конституционность может противостоять главному врагу реформ  – политическому и правовому хаосу, местничеству» .
    25–28 января Н.А. Назарбаев присутствовал на сессии при окончательном обсуждении и принятии Конституции. 
    28 января 1993 года Верховный Совет поимённым голосованием почти единогласно (из 312 депутатов за Конституцию проголосовало 309, воздержался – 1, против – 2) принял первую Конституцию суверенного Казахстана. 
    «Когда на электронном табло в зале заседания Верховного Совета появились результаты голосования, зал взорвался аплодисментами, – пишет Елбасы. –   В зале слышались восторженные возгласы: «Да здравствует Казахстан!», «Да здравствует Конституция!». На глазах некоторых депутатов я заметил слёзы радости. 
Это было действительно историческое событие в жизни казахстанского народа, вставшего на путь самостоятельного развития. Принятая в условиях 1993 года Конституция явилась компромиссом между той частью общества, которая противилась проведению социально-экономических и политических реформ, и другой ее частью, понимавшей необходимость и неизбежность трансформации Казахской ССР в демократическое цивилизованное государство. Она позволила предпринять первые, такие необходимые тогда шаги на пути реформирования, – пишет Елбасы . 
    В своем выступлении Президент Республики, поздравив всех казахстанцев с принятием первой Конституции Республики Казахстан, подчеркнул, что тем самым положено начало созданию правовой базы для становления государственности, перехода на качественно новый этап обеспечения национальной независимости, реальных гарантий гражданских прав и свобод, практического осуществления перспективных замыслов в построении демократического общества и правового государства.
    Конституция состоит из 131 основной и 13 переходных статей.          Ее структура  включает преамбулу, «Основы конституционного строя», четыре раздела: I «Гражданин, его права и обязанности», II  «Общество, основы его устройства», III «Государство, его органы и институты», IV «Гарантии соблюдения Конституции», а также  «Переходные положения».
    Президент Республики  рассматривал Конституцию в качестве стабилизирующего фактора, о чем 28 января 1993 года упомянул в выступлении по случаю ее принятия.     Вместе с тем он осознавал, что в обществе переходного периода Основной Закон не может быть долговечным. 
    Его отдельные положения  продолжали вызывать несогласие  Елбасы. К ним относятся: характер государственности, статус языков, равенство граждан независимо от национальной принадлежности, собственность на землю, последовательное проведение принципа разделения властей.
    Позже, 30 июня 1995 года, на II сессии Ассамблеи народов Казахстана Н.А. Назарбаев отметил следующее: «Казахстан – это результат государственного самоопределения… представителей всех национальностей, населяющих нашу страну»  .
Совершенно правильным и справедливым было придание  казахскому языку  конституционного статуса государственного. А вот положение  русского языка, как языка межнационального общения (восьмое положение основ конституционного строя), оставалось юридически недостаточно определённым.    
 Первое положение основ конституционного строя, вызывало сомнение, так как в нем Республика Казахстан определена как «демократическое, светское и унитарное государство». Во-первых, к  провозглашенным двум характеристикам  необходимо добавить еще правовую и социальную. А, во-вторых, Конституция 1993 года, получается,  исходила из факта наличия государства как достигшего уровня демократического, хотя ему еще предстоял непростой путь самоутверждения в качестве такового.
    В статье 45 Конституции обоснованно провозглашался революционный для того времени  принцип: «Экономика Республики Казахстан основывается на многообразных формах собственности. Государство обеспечивает равенство перед законом всех субъектов собственности». Частная собственность объявлялась  неприкосновенной, государством гарантировались  свобода частной предпринимательской  деятельности и обеспечение ее защиты и поддержки (статьи 47 и 48). Однако при отсутствовали таких же конституционных гарантий для государственной собственности, равная защита  для нее оставалась лишь благим пожеланием.
Земля, наряду с недрами, водами, растительным и животным миром, другими природными ресурсами, являлась объектом исключительно  государственной собственности (статья 46).    
    Не было обеспечено верховенство Конституции по отношению к международно-правовым актам (статья 3).
    Ценой за провозглашение некоторых положений в Основном Законе (или, наоборот, отсутствие в тексте ряда насущных идей) стала растущая настороженность в обществе за свое будущее граждан некоренной национальност, усиливающееся недоверие иностранных инвесторов, торможение рыночных преобразований.
Серьезные противоречия возникли, в целом, в организации государственной власти, и, в частности, формы правления, статуса  высших госорганов.
 В Конституции оказалось заложено двоевластии. Его фундаментом стало четвертое положение основ конституционного строя о том, что «право выступать от имени всего народа Казахстана принадлежит только Верховному Совету и Президенту Республики в пределах их конституционных полномочий». Шестое положение гласило: «Государственная власть в Республике Казахстан основывается на принципе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную. В соответствии с ним государственные органы в рамках своих полномочий самостоятельны, взаимодействуют между собой с использованием системы сдержек и противовесов». 
Отсутствие сущностного консолидирующего начала государства порождало наличие двух институциональных центров, во взаимоотношениях между которыми не были выстроены  рациональные балансы.    
«Разрешение горящих, жизненно важных проблем общественного развития страны сдерживалось и перманентно подменялось перетягиванием Верховным Советом и местными Советами народных депутатов одеяла власти на себя при тотальной критике депутатами исполнительных органов» . 
 Только за Верховным Советом закреплены полномочия по принятию Конституцию, внесению в нее изменений и дополнений (статьи 64, 72 и 129).
    Президент Республики обращается с посланиями к народу Республики Казахстан и ее Верховному Совету, представляет Верховному Совету ежегодные доклады о положении республики и периодически информирует его о наиболее важных вопросах внутриполитической и внешнеполитической деятельности Республики Казахстан (подпункт 10) статьи 78). 
    Двойственность налицо и в части назначения всенародного голосования. Согласно подпункту  7) статьи 64,  Верховный Совет  принимает решение о проведении референдума, тогда как исходя из подпункта 7) статьи 78 Президент Республики «после консультаций с Верховным Советом принимает решение о проведении референдума». 
    В мою память врезалось, как на одном из заседаний Конституционной комиссии весной 1992 г. было предложено ввести в Казахстане двухпалатный парламент, а также институты досрочного прекращения полномочий парламента и импичмента Президента. Реакция многих депутатов Верховного Совета оказалась молниеносно-негативной. Были высказаны контраргументы,  начиная с вопроса «а как же быть без единого председателя парламента?», включая замечание «Казахстан был всегда полигоном для проведения экспериментов. Семипалатинск, Арал. А тут еще двухпалатный парламент...» и кончая рекомендацией «о невозможности избрания в Казахстане плохих президента, депутатов и неприемлемости превращения Конституции в Уголовный кодекс против Президента».
    Подобные им, чисто политические возражения, лишили Конституцию механизмов выхода из кризисов в высшем эшелоне власти. В числе других они преследовали и цель любыми способами, возможно, вплоть до блокирования принятия Основного Закона, сохранить от переизбрания Верховный Совет двенадцатого созыва. Что, в свою очередь, ставило под сомнение объективность принятия Конституции депутатским корпусом. 
    Стратегически при всей своей повышенной политической значимости в качестве заметной вехи на пути казахстанского конституционного строительства, Конституция 1993 г. оказалась противоречивой. 
     «Пробелы и неувязки, вынужденные компромиссы, на которые пришлось пойти в Конституции 1993 года, впоследствии поставили страну в ряде случаев в право¬вой и политический тупик… Застряв на полпути между социалистическим прошлым и рыночным будущим, она неизбежно стала эклектическим сочетанием разнородных и несовместимых положений, что лишило ее последовательности и единства» .
    Отмеченные Президентом Республики  ключевые проблемы содержания Конституции 1993 года, думается, в своей основе имели, с одной стороны, объективные причины, порожденные бурным временем,  и, с другой, особенно субъективные причины,  коренящиеся в  формате разработки проекта и принятия Конституции «социалистическим парламентом». 
Действовавшая в то время Конституция Казахской ССР 1978 года предусматривала принятие новой Конституции исключительно парламентским путем. 
«Поэтому Верховный Совет сохранял значительную часть своих решающих властных полномочий, тогда как президентская власть в тот период была все еще на стадии становления. В этих условиях приходилось идти на компромиссы во имя недопущения раскола в обществе и государстве, сохранения мира и стабильности в еще нарождающемся государстве и полиэтничном обществе. В конечном итоге необходимость сохранения внутриполитической стабильности взяла верх над задачей принципиального и бесповоротного решения ключевых для страны проблем.
    …Получилось так, что не народ принял Конституцию, а сформированный по советским законам Верховный Совет и чиновничество даровало её себе и заодно народу, Главы государства,  – считает Глава государства . 
    В целом конституционный процесс  характеризовался длительным, практически двухлетним, периодом и  внешней демократичностью. При этом он был отягощен значительной политизированностью, столкновением позиций различных госорганов, топтанием на месте по многим принципиальным началам. 
    Ситуацию обострило и то, что на завершающем этапе, когда центр принятия решений переместился в кабинеты Верховного Совета и его Президиума, с проектом Конституции стали происходить некие странности, наверняка повлиявшие на его содержание.
    Несколько общественных движений и политических партий Казахстана решительно выступили против проекта и призвали отправить его на доработку. Кроме того, они отказали сформированному еще в советское время Верховному Совету, треть депутатов которого была избрана от уже не существовавших к 1993 году общественных организаций, в моральном праве принимать Конституцию нового суверенного государства.
         Необходимо отметить, что далеко не все депутаты Верховного Совета двенадцатого созыва  соглашались с деструктивными действиями части  руководства Верховного Совета и его Президиума, осознавая, чем они чреваты на самом деле. 
    В январе 1993 года в газете «Казахстанская правда» были опубликованы депутатский запрос и ответ на него  Председателя Конституционного суда  М.Т. Баймаханова .    
    Народные депутаты Д.Е. Абдрахимова,  С.А. Абдрахманов, С.В. Дрожжин, С.К. Муканов,  В.В. Чернышев,  В.Ю. Роменский, В.А. Федорякин в обращении в Конституционный  суд подняли вопрос  о делах,  связанных с ущемлением  прав депутатов, нарушением установленной Конституцией компетенции Президиумом и  подменой им Верховного Совета. «Достоянием широкой общественности  стало и то, что  отдельные члены  Президиума  блокировали выполнение  Конституционным судом  его функций по проверке  конституционности  внесения на рассмотрение  нынешней сессии проекта Конституции».     Депутаты считали   необходимым заслушать  ответ на  свой запрос до принятия  Конституции Республики Казахстан. 
    В ответе Председателя Конституционного  суда М.Т. Баймаханова на депутатский запрос содержится следующая информация. 
    «По ходатайству  совета Демократического комитета  по правам человека  Конституционный суд в ноябре 1992 года  приступил к проверке  соблюдения требований  Конституции и законодательства  в ходе подготовки  проекта новой Конституции.  Возможными нарушениями законодательного процесса, по мнению обратившейся с ходатайством стороны, могли быть изменения  утвержденных Верховным  Советом в первом чтении основных положений проекта; внесение в текст документа  под видом учета итогов  народного обсуждения идей, отсутствовавших в высказанных гражданами предложениях и замечаниях;  принятие постановления Президиумом  Верховного Совета  5 ноября  с нарушением установленных  форм и порядка работы; внесение изменений и дополнений в рекомендованный 5 ноября  текст проекта, изменение текста проекта  должностными лицами и органами, не уполномоченными на то Верховным Советом и Конституционной комиссией. Однако Президиум Верховного Совета, обсудив запрос Конституционного Суда, в нарушение Закона «О Конституционном Суде в Республике Казахстан» и статьи 111 Конституции не представил  Конституционному суду  затребованные им документы».
    Поднятые общественниками и депутатами вопросы остались без ответа, а Конституция – принята со многими сомнениями .
    По большому счету, проявленная  в ходе всенародного обсуждения воля казахстанцев была искажена материализованными в итоговом документе представлениями депутатского большинства. Вполне естественным  следствием стало непонимание и непринятие Конституции отдельными слоями казахстанского общества и зарубежными партнерами. 
    «Настоящее не в состоянии изменить прошлого, но может извлечь из него уро¬ки, – подчеркнул Елбасы,  представляя проект новой Конституции  30 июня 1995 года на II сессии Ассамблеи народов Казахстана. 
Из истории разработки и принятия Конституции 1993 года были сделаны важные выводы. С полной уверенность их можно определить в качестве казахстанских принципов конституционализма, в тот период заложенных основателем независимой государственности Н.А. Назарбаева.     Вновь обратимся к прямой речи Елбасы, его многочисленным  выступлениям, в том числе и более позднего времени, в которых дается оценка Конституции 1993 года.  
О высочайшей значимости  Конституции в жизни казахстанского общества и необходимости относиться к ней с максимальным уважением, вниманием и ответственностью. 
«Мы создаем новую Конституцию, мы ответственность  перед нашим народом берем за это на будущее» (на заседании Конституционной Комиссии 28 октября 1992 года).
 «Мы приступили к важнейшему документу, который будет определять жизнь 17 миллионного населения  нашего молодого  независимого государства.  …Вы извините, надо быть очень ответственным. Я просто вас призываю  отойти от того тона полемики, который обычно присутствует в Парламенте, когда мы принимаем какие-то законы, даже бюджет.  Здесь нужно хладнокровие, спокойствие и прежде всего ум, и все время чувствовать, что за нами 17 миллионов.  Я прошу вас слушать друг друга внимательно, взвешивать каждое слово, не возбуждаться,  не поддаваться эмоциям. Именно этот документ  надо рассматривать спокойнейшим образом. Этого требует от нас  ответственность перед нашим  государством,  перед будущим нашего государства и перед нашим народом. Спасибо!» (на сессии Верховного Совета 25 января 1993 года).  
Разработка Конституции должна закладывать основы казахстанского конституционного патриотизма, создаваться при  безусловном соблюдении интересов, исторических и  социокультурных характеристик Казахстана. 
      В Конституции 1993 года «не были определены цели и приоритеты в общественном развитии, в него не удалось заложить прочный правовой фундамент системных преобразований, не были легитимированы конституционные средства и инструменты, позволяющие осуществить достижение поставленных целей» (на торжественном заседании, посвященном  первой годовщине принятия новой Конституции Республики Казахстан   29 августа 1996 года). 
«Нельзя никогда не учитывать, что есть особенности Казахстана.  Только что мы после  многодесятилетнего тоталитаризма пришли к этому обществу, только что маленький запах демократии почувствовали, только что начинаем шаги в сторону рыночной экономики… Давайте сделаем, чтобы в Казахстане порядок был. Какой у нас менталитет, какой народ, в каком обществе мы живем?  Почему все время  за кем-то ходим и по следу наступаем след в след, скажите?» (на заседании Конституционной Комиссии 28 октября 1992 года).
Неоднократно Елбасы напоминал: «Не стоит сегодня стремиться создать Конституцию, рассчитанную на века. Не в этом задача. Новая Конституция должна стать  твердой основой нашего движения вперед в условиях трудного и болезненного переходного периода, надежным ориентиром в последовательном созидания подлинного суверенного, стабильного и  благоденствующего Казахстана (на IX  сессии Верховного Совета двенадцатого созыва 9 декабря 1992 года).
 «Почти сразу же после вступления Конституции в силу обнаружилось, что она  полностью оторвана от реальности и не может служить правовой основой государственного строительства. Верховный Совет, отдавший голоса за эту Конституцию, еще раз продемонстрировал фатальный разлад с новой эпохой» (в книге «Эра независимости»).
 «Коллективный труд  Конституционной комиссии завершен, у вас на руках  представленный проект. Но, как мне известно  из состоявшихся накануне  бесед со многими депутатами, сомнений остается еще немало. Есть они и у меня. В этой связи считаю  своим долгом поделиться ими  с вами.  Поймите меня правильно, доложив мнение только Конституционной комиссии и не высказав своего видения  некоторых проблем, я был бы не прав  и не вполне искренен  не только  по отношению к вам, но и ко всем казахстанцам.  Исхожу при этом из того,  что как всенародно избранный Президент, я персонально несу ответственность перед всем населением республики за ее судьбу,  за воплощение в жизнь избранного курса, принципов президентской платформы, которую поддержали избиратели. Есть у меня и свое видение того, в какой последовательности, используя какие механизмы, нужно это делать. И это видение ни для кого не секрет, я постоянно излагаю его  во всех своих выступлениях,  претворяю в практической деятельности» (на IX  сессии Верховного Совета двенадцатого созыва 9 декабря 1992 года). 
     «При разработке Конституции 1993 года лоббистского давления избежать не удалось. Тогда каждый, кто принимал участие в ее разработке, пытался сделать будущий Основной Закон удобным для себя, исходя из той должности, которую занимал: депутаты стремились предусмотреть больше полномочий для законодательной власти, правительственные чиновники — для исполнительной власти и т.д. Единицы думали о том, что нужно делать документ не для себя, а для страны» (в книге «Казахстанский путь) . 
«Всегда, например,  ссылаемся  на старые понятия, понимаете,  потому, что мы никогда демократически не жили. Мы всегда жили при  Генеральном секретаре, жили при хане, при царе и при генерал-губернаторе. Поэтому у людей часто возникает ассоциация в этом отношении.» (на заседании Конституционной Комиссии 28 октября 1992 года).
    Многочисленные и острейшие дискуссии развернулись по вопросам конструкции государства. Президента страны, многократно убеждал, что  Конституция должна заложить основу для демократически организованной  и эффективной государственной власти.
«Чтобы  создать институты демократии, нужна власть… Нужна власть для того, чтобы демократические институты были, нужна власть, чтобы гласность  и свобода печати были. Кто их делает? Так вы хотите развала постепенно  под словом демократия? Или мы хотим построить демократию?» (на заседании Конституционной Комиссии 28 октября 1992 года).
«Вопрос о власти… Я за любые перетяжки, как хотите, называйте, пуговицы, там, что хотите, пришивайте. Но давайте  сделаем так,  чтобы представительная власть  имела четкие конституционные ограничения и исполнительная власть имела четкое название  своих полномочий и одна власть на другую на залезала. Но никто не отрицает  контролирующую роль парламента над исполнительной властью.
Ну, поймите я только  за то,  чтобы исполнительная власть должна работать. Если исполнительная власть, которая должна выполнять законы, указы и т.д.  будет валяться на дороге, не будет ничего – ни представительной власти, ни судебной власти и вот придут преступники и разгонят просто…» (на заседании Конституционной Комиссии 28 октября 1992 года).
Все перечисленные и другие ключевые позиции Н.А. Назарбаевым   не просто озвучивались перед аудиториями по заранее написанным текстам. Они вынашивались, обдумывались, заявлялись на всевозможных форумах и отстаивались   при малейших возможностях начиная с первого заседания Конституционной комиссии вплоть до дней постатейного голосования в Верховном Совете 25-28 января 1993 года. 
Остается только сожалеть, что слова Президента Республики  не были осмыслены и приняты всеми теми, кто решающим образом определял действия Верховного Совета двенадцатого созыва и его Президиума.
    Как опытнейший стратег, Первый Президент Республики – Елбасы прекрасно понимал, что некоторые жесткие формулировки, а также вопросы, снятые с обсуждения в интересах сохранения стабильности в обществе и высших эшелонах власти, сориентированные на будущее предложения, будут дискутироваться в стране и рано или поздно потребуют доработки Конституции 1993 года.
    Отголоски негативных социальных настроений выплеснулись уже на I сессии избранного в апреле 1994 года Верховного Совета тринадцатого созыва. Ряд депутатов инициировали возобновление конституционного процесса. На то у них были и объективные предпосылки.
    Высказанные в ходе подготовки проекта и принятия Конституции  прогнозы и опасения получили свое реальное подтверждение. Оправдались предупреждения Н.А. Назарбаева.
    Осенью 1993 года произошел распад системы местных Советов народных депутатов, закончившийся досрочным прекращением полномочий Верховного Совета двенадцатого созыва 10 декабря.
    В начале лета 1994 года возникли острые разногласия между вновь избранным Верховным Советом тринадцатого созыва и действовавшим Кабинетом Министров. По инициативе Главы государства в целях выхода из кризиса 20 сентября 1994 года был подготовлен проект Соглашения об обеспечении взаимодействия и согласованной работы между законодательной и исполнительной властями. По итогам встречи Президента РК с депутатами Верховного Совета это Соглашение было подписано Главой государства и Председателем Верховного Совета . 
    Данное Соглашение (в Верховном Совете его метко окрестили «Договором о ненападении») отдельными депутатами критиковалось с правовых позиций. Однако в условиях искусственно созданного при разработке проекта Основного Закона отсутствия конституционного механизма разрешения разногласий между высшими государственными органами требовать от них конструктивных политических решений в рамках жестко-формального соответствия не только духу, но и букве Конституции вряд ли было обоснованно. В противном случае непринятие нетрадиционного акта могло бы повлечь глобальные нарушения Конституции.
«Конституция образца 1993 года стала правовым препятствием на пути совершенствования государственного устройства, дальнейшего развития социально-экономических и политических реформ. Ежедневно сталкиваясь с подобными многочисленными «белыми пятнами» в законодательстве, мы понимали, что Конституция образца 1993 года не годится в качестве правовой основы для строительства суверенного Казахстана. …Необходимость создания более четкой и последовательной конструкции власти, решения на конституционном уровне вопросов фундаментального экономического характера и большого общественно-политического значения были очевидны» .
    Уже 14 июля 1994 года Распоряжением Президента Республики для подготовки проекта Конституционного закона «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан» была создана рабочая группа. Ее руководителем был назначен Министр юстиции Н.А. Шайкенов. В состав также включены  Государственный  советник Республики Казахстан К.Ш. Сулейменов, Первый заместитель Управляющего делами  Кабинета Министров Ю.И. Обрядин, Первый заместитель Генерального прокурора А.В. Константинов, заместитель Заведующего  Отделом  законодательных инициатив  и правовой экспертизы Аппарата  Президента Республики А.Н. Котлов, Личный  представитель Президента в Верховном Совете М.К. Раев , двое судей Конституционного суда, ряд депутатов Верховного Совета и председатели профильных  комитетов Верховного Совета.   
    В одном из вариантов рассмотренного проекта Конституционного закона «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан» предлагалось внести 41 поправку, включая изменение наименования и содержания целой главы 12 «ЖАРГЫ МЭЖIЛIС – ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ». 
      И вновь острые споры, столкновение подчас полярных мнений. Впоследствии эту ситуацию разъяснил сам Нурсултан Абишевич.
    Непрекращающаяся дискуссия  о путях реформирования Конституции 1993 года стала набирать обороты и выплеснулась в средства массовой информации. 
    Так, в ноябре 1994 года  в газете «Панорама» на одной полосе  были помещены  интервью ректора  Государственного юридического института Е.К. Нурпеисова и статья депутата  Верховного Совета  М.Н. Головкина. 
    В первом материале  кандидат юридических наук, бывший Директор  Института государства и права Национальной академии наук, член Конституционной комиссии, известный специалист в области теории государства и права, говорит, что  не всякие темы этой дисциплины  ему удаются на  одинаковом уровне, а за курс конституционного права он не берется.
    Во втором инженер-физик, бывший  заведующий кафедрой  электротехники Усть-Каменогорского строительно-дорожного института показывает свое, как он говорит, умение читать Конституцию  республики  между строк. Широко представлены и выводы  М.Н. Головкина, полученные в результате  подобного междустрочного анализа. Они крайне неутешительны: в Казахстане  не было  и нет опыта подготовки Конституции, совершенно не учтен мировой опыт, Основной  Закон полон противоречий. Вывод: естественно, Конституцию 1993 года нужно полностью переписывать .
    Окончательная точка в этом непростом теоретическом и архизначимом практическом вопросе была  поставлена Президентом Республики. 
    «Многие знают, что первоначально вынашивался вариант ограничиться внесени¬ем в действующую Конституцию пусть многочисленных, но все же только поправок. Но затем выяснилось, что нужно менять всю структуру Основного Закона, вносить изменения в очень принципиальные положения, порождающие поправки многих других статей, а все вместе невозможно собрать в целостный и взаимоувязанный документ» .
    Катализатором событий, ускорившим конституционный процесс, стали полные напряжения события марта 1995 года. Постановлением  Конституционного Суда от 6 марта был признан не соответствующим Конституции ряд актов Центральной избирательной комиссии. Правовым следствием явилось прекращение деятельности Верховного Совета и действия принятых им в течение года законов и иных актов. Президенту Республики пришлось вновь принять ответственность на себя и использовать нетрадиционные меры по спасению от коллапса всей правовой системы страны, переформировать Правительство и другие государственные органы. Теперь уже глобально в масштабах страны обнажилась вся слабость конституционных конструкций.
     «В эти драматические дни, – отметил Н.А. Назарбаев в  выступлении на торжественном заседании, посвященном  первой годовщине  принятия новой Конституции Республики Казахстан, – пришло окончательное осознание того, что медлить с конституционной реформой – просто опасно для судеб казахстанского общества и будущего независимого государства… Я не случайно напоминаю тот период. Ибо отдавал себе отчет, что промедление чревато дальнейшей пробуксовкой экономических реформ, топтанием на месте в вопросах политических преобразований» .
    Уверен, что в тот момент Н.А. Назарбаев в очередной раз однозначно подтвердил свою решительность и твердость в защите интересов Казахстана и его будущего. Сломав «конституционную классику» советского периода и вызвав огонь критики на себя, Елбасы избрал стратегию прямого и откровенного разговора с народом, честно объяснив ситуацию и предложив свой вариант Конституции. И вновь выиграл!
    Как видим, исходя из первейшей значимости Конституции в жизни казахстанского общества и государства, Президент Республики лично руководил конституционным процессом.     «Это мое железное правило с юности: за любое дело браться основательно, не допускать верхоглядства. Тем более когда речь идет о деле воистину великой важности, – пишет Елбасы» .
    Во время заседаний Конституционной комиссии и рабочей группы, встреч с отдельными учеными и сотрудниками своего аппарата, Н.А. Назарбаев запрашивал информацию о зарубежных аналогах, высказывал мнение не только по содержанию, но и формулировкам тех или иных норм. Спорил, доказывая свою правоту. Иногда, выслушав аргументы оппонента, соглашался с ними. Полностью владел конституционной материей на макро- и микроуровнях. Оказывал влияние на формирование концептуальных конструкций и текста, вплоть до корректировки изложения отдельных норм. К слову, на одном из сохранившихся в моем архиве вариантов проекта Конституции имеется 22 правки, сделанные Нурсултаном Абишевичем собственноручно.
    Многие подходы Н.А. Назарбаева 90-х годов XX века являются не просто конструктивными. Они вносят вклад в развитие теории  конституционного права, сравнительного правоведения, политологии науки и других областей гуманитарных знаний, а также в практику конституционного строительства. 
    Таковыми выступают идеи об очередности демократических реформ в системе мер по преодолению рисков политического транзита («сначала экономика, потом – политика»); о безусловном учете общих интересов казахстанцев; о предназначении  Конституции не только как цели, но и как действенного средства в глубоких преобразованиях общества;  о предмете Основного Закона (о его первейших началах,  консолидирующих весь народ); о верховенстве Конституции по отношению к актам международного права; о народном, государственном и национальном суверенитетах; о характере государственности и статусе языков; о безусловном равенстве граждан в полиэтничном обществе;  о собственности на землю; о необходимости закрепления точного баланса единства и разделенности государственной власти и эффективно работающего государственного механизма; о написании Конституции понятным для всех граждан языком и многие другие. 
    Основанное на прочной убежденности системообразующее видение  Президента Республики Н.А. Назарбаева очень скоро нашло  свое  максимальное  воплощение в президентском формате разработки и принятия второго поистине казахстанского народного  Основного Закона. Оно решающим образом определили идеологию, содержание и стиль изложения положений и норм Конституции Республики Казахстан, принятой на республиканском референдуме 30 августа 1995 года.  Благодаря именно ему обеспечены гражданский мир, стабильное, уверенное и поступательное развитие  страны, уважение в мировом сообществе, а также успешное функционирование  Конституции на протяжении без малого 25-ти лет и ее последовательная модернизация.