Прошедший 2007 год стал знаменательным для конституционного развития Казахстана, совершенствования политической системы и укрепления общественного согласия в стране. В результате проведенной конституционной реформы повышена роль политических партий, расширены полномочия Парламента, открыт простор для развития местного самоуправления, усилены связи государственных органов и институтов гражданского общества, созданы условия для совершенствования судебных и иных механизмов защиты прав и свобод граждан.

Главной задачей, поставленной в этой связи Президентом Республики, является на данном этапе правовая легитимация конституционных новелл и приведение в соответствие с обновленным Основным законом всей законодательной базы страны.

В этих целях Конституционный Совет по своей инициативе возбудил конституционное производство и нормативным постановлением от 8 ноября 2007 года № 9 пересмотрел ряд собственных итоговых решений, основанных на ранее действовавших нормах Основного закона. Отмененные постановления Конституционного Совета содержали правовые позиции, касающиеся изменения срока, на который избирается Президент, полномочий Парламента, численности его депутатов и порядка их избрания, процедуры формирования некоторых государственных органов, деятельности судов и правоохранительной системы, местного государственного управления и самоуправления, а также санкционирования ареста и содержания под стражей.

Нормативным постановлением от 7 февраля 2008 года № 1 Конституционный Совет пересмотрел и отменил в полном объеме постановление от 15 февраля 2002 года № 1, а также принятое на его основе дополнительное постановление от 12 апреля 2002 года № 1/2 по вопросам деятельности третейских судов в Казахстане и порядка исполнения их решений. Это позволяет усовершенствовать национальное законодательство, регламентирующее деятельность третейских судов и международного коммерческого арбитража, расширить возможности досудебного урегулирования хозяйственных споров и на основе институтов альтернативного правосудия решить проблему перегруженности профессиональных судей.

Всего в результате проведенной работы Конституционным Советом по собственной инициативе пересмотрено и отменено в полном объеме 13 нормативных постановлений, 5 постановлений - частично. При этом частичному пересмотру и отмене подверглись постановления, при исключении из которых отдельных, не соответствующих конституционным новациям положений, не были утеряны внутренние логика и взаимосвязь, содержательность и смысл толкования норм Конституции. Определяя порядок исполнения вынесенных решений, Конституционный Совет указал, что пересмотр постановлений не влечет возможности подписания Президентом Республики законов, признанных неконституционными, либо возвращения им юридической силы. Повторно такие законы могут быть приняты лишь с соблюдением всех предусмотренных Конституцией и законодательными актами процедур.

Пересмотренные постановления Конституционного Совета были приняты ранее на основе утративших силу или измененных норм Основного закона. Правовые позиции, содержавшиеся в этих постановлениях, не согласовывались с конституционными новеллами, предусматривающими снятие запрета на слияние общественных и государственных институтов и государственное финансирование общественных объединений, изменение полномочий Парламента ,правового статуса его депутатов, порядка формирования Правительства и других государственных органов. Решения Конституционного Совета, направленные на пересмотр собственных актов, открывают простор для концептуально нового осмысления сущности государственных институтов, предназначения государственной власти и функций государства, а также принципов его взаимодействия с гражданским обществом, которые при необходимости могут быть вновь истолкованы с учетом результатов конституционной реформы.

Со дня оглашения 29 мая 2007 года на совместном заседании палат Парламента Республики Казахстан предыдущего Послания Конституционного Совета Республики Казахстан «О состоянии конституционной законности в Республике Казахстан» Конституционным Советом по обращениям депутатов Парламента и судов республики приняты и другие нормативные постановления, в том числе связанные с принятием Закона Республики Казахстан от    21 мая 2007 года № 254-III «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан».

Внесение изменений и дополнений в Конституцию послужило основанием для обращения в Конституционный Совет группы депутатов Мажилиса Парламента третьего созыва с целью разъяснения положений Конституции, определяющих порядок введения в действие конституционных норм, касающихся новых полномочий Парламента и его палат, порядка их формирования, а также ряда других вопросов с учетом новых конституционных требований.

В нормативном постановлении от 18 июня 2007 года № 7         «Об официальном толковании норм Конституции Республики Казахстан в связи с принятием Закона Республики Казахстан от          21 мая 2007 года № 254-III «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан» Конституционный Совет указал, что новые конституционные полномочия Парламента и его палат вводятся в действие с момента истечения срока полномочий Мажилиса Парламента третьего созыва, которое возможно как при окончании конституционного срока полномочий, так и при досрочном их прекращении в случаях роспуска Парламента или Мажилиса Парламента Президентом республики.

В ходе рассмотрения в Парламенте проекта Закона о внесении изменений и дополнений в Земельный кодекс у депутатов возникли вопросы, касающиеся порядка принудительного отчуждения земельных участков для государственных нужд, в связи с чем в Конституционный Совет обратилась группа депутатов Парламента с просьбой истолковать соответствующие нормы Основного закона.

В принятом по данному обращению нормативном постановлении от 28 мая 2007 года № 5 «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 и пункта 1 статьи 39 Конституции Республики Казахстан» Конституционный Совет разъяснил, что принудительное изъятие имущества для государственных нужд может иметь место только при наличии потребности в переходе такого имущества в государственную собственность или для удовлетворения государственных интересов, вытекающих из функций государства и преследующих общественно значимые цели. При этом Конституционный Совет подчеркнул, что исключительность случаев принудительного изъятия имущества предполагает отсутствие иного способа удовлетворения этих нужд. Закон не должен допускать возможность принудительного изъятия имущества при наличии альтернативного способа удовлетворения государственных нужд, в том числе других вариантов размещения объектов строительства. Сам факт включения предполагаемого к строительству объекта в генеральный план населенного пункта, по мнению Конституционного Совета, не может автоматически признаваться исключительным случаем с вытекающими из этого правовыми последствиями. Как следует из постановления Конституционного Совета, исполнение генеральных планов населенных пунктов может служить основанием для принудительного изъятия государством земельного участка и другой недвижимости лишь при строительстве объектов, необходимость которых вызвана государственной нуждой, при отсутствии других, не связанных с принудительным изъятием имущества вариантов размещения объектов и при условии, что их строительство подпадает под признаки исключительных случаев, перечень которых устанавливается законом.

По представлению Капшагайского городского суда Алматинской области Конституционный Совет проверил конституционность частей первой и четвертой статьи 361 Уголовного кодекса Республики Казахстан, предусматривавших уголовную ответственность за совершение акта группового членовредительства лицами, содержащимися в учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества, в целях дестабилизации нормальной деятельности учреждений либо воспрепятствования законной деятельности сотрудников учреждений.

В нормативном постановлении от 27 февраля 2008 года № 2 Конституционный Совет указал, что совершение актов членовредительства может являться формой выражения мнения (протеста) и рассматриваться как способ защиты своих прав лицами, лишенными свободы. В таких случаях привлечение к ответственности за членовредительство следует расценивать как ограничение права на свободу выражения мнения, которое является составляющей свободы слова, гарантированной статьей 20 Основного закона. Учитывая также, что условия содержания осужденных к лишению свободы и иных лиц, содержащихся под стражей, не всегда соответствуют требованиям законодательства, исключающего унижение человеческого достоинства, а вред заключенным причиняется самому себе и не сопровождается насилием в отношении других лиц либо иными противоправными действиями, Конституционный Совет пришел к выводу, что членовредительство как крайняя форма протеста, может быть также способом защиты собственного достоинства лицами, изолированными от общества. В связи с этим ограничение, даже законом, возможности защиты своих прав и свобод лицами, лишенными свободы, путем криминализации актов членовредительства допустимо лишь при неукоснительном соблюдении требований пункта 1 статьи 39 Основного закона. Это означает, что законодатель при установлении уголовной ответственности обязан исходить из конституционных пределов допустимого ограничения прав и свобод человека, не искажая существа конституционных прав и свобод и не вводя таких ограничений, которые не согласуются с конституционно определенными целями. Применительно к предмету обращения Конституционный Совет разъяснил, что положения пункта 1 статьи 39 Конституции могут обусловить ограничение прав и свобод человека и гражданина, если такое ограничение адекватно законно обоснованным целям и отвечает требованиям справедливости, является пропорциональным, соразмерным и необходимым в демократическом государстве для защиты конституционно значимых ценностей. При этом закон, ограничивающий права и свободы человека и гражданина, должен быть сформулирован предельно ясно, четко указывать как на признаки правонарушения, так и на конституционные цели, в защиту которых он принят, не допуская возможности неоднозначного его толкования.

В результате Конституционный Совет, указав в своем итоговом решении, что нормы рассматриваемого уголовного закона допускают неоправданно широкую его интерпретацию, а следовательно, и произвольное уголовное преследование, не отвечают критериям законного ограничения конституционных прав и свобод человека, а также изложенным в пункте 1 статьи 39 Основного закона конституционным целям, признал части первую и четвертую статьи 361 Уголовного кодекса неконституционными.

По обращению суда № 2 города Костаная Конституционный Совет проверил на соответствие Конституции ряд норм Закона Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». В нормативном постановлении от 23 апреля 2008 года № 4 Конституционный Совет разъяснил, что обязательный характер государственной регистрации недвижимого имущества означает, что нарушение установленного законом срока для подачи документов на регистрацию может повлечь правовые последствия в форме ответственности (административной) виновных лиц, но не должен являться основанием для отказа в приеме документов и самой регистрации права. Из правовой позиции Конституционного Совета следует, что пропуск срока подачи документов на государственную регистрацию не должен препятствовать реализации гражданами и юридическими лицами своих имущественных прав и обязанностей, поскольку вследствие отказа на этом основании в приеме документов на государственную регистрацию ограничиваются права каждого на признание его правосубъектности (пункт 1 статьи 13 Основного закона), иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество, гарантированность собственности законом (пункты 1 и 2 статьи 26 Конституции), а также создаются препятствия для исполнения обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных платежей (статья 35 Конституции). Между тем, согласно пункту 3 статьи 39 Основного закона, права и свободы, предусмотренные статьей 13 и пунктом 2 статьи 26 Конституции, не подлежат ограничению ни в каких случаях.

Констатируя изложенное, Конституционный Совет пришел к выводу, что норма подпункта 6) пункта 1 статьи 25 Закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», предусматривающая в качестве основания отказа в приеме документов на государственную регистрацию недвижимого имущества и сделок с ним пропуск установленного пунктом 1 статьи 9 закона срока подачи таких документов, не согласуется с рядом норм Основного закона, и признал ее неконституционной. Одновременно Правительству Республики было рекомендовано рассмотреть вопрос об инициировании изменений в действующие законодательные акты в целях приведения их в соответствие с правовыми позициями, изложенными в нормативном постановлении Конституционного Совета.

Важным показателем состояния конституционной законности в стране и непременным условием ее обеспечения является своевременное исполнение соответствующими государственными органами нормативных постановлений и реализация ежегодных посланий Конституционного Совета. С учетом правовых позиций, сформулированных в нормативном постановлении Конституционного Совета от 28 мая 2007 года № 5, Законом Республики Казахстан от      6 июля 2007 года № 279-III Парламентом внесены изменения и дополнения в Земельный кодекс Республики Казахстан, уточняющие и детализирующие порядок принудительного отчуждения земельных участков для государственных нужд в исключительных случаях.

Изложенные в предыдущем послании рекомендации Конституционного Совета об усилении конституционных гарантий права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатной, а также повышении правозащитной функции адвокатов, учтены, по информации Правительства, во внесенном им на рассмотрение Парламента проекте Закона               «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения квалифицированной юридической помощи». Кроме того, с учетом позиции Конституционного Совета о недостаточно эффективной защите имущественных прав потерпевших в указанный законопроект включена норма о том, что при отсутствии у осужденного имущества, достаточного для возмещения причиненного особо тяжким преступлением ущерба, потерпевшему предоставляется право на получение денежной компенсации за счет государства.

В настоящее время Правительством разрабатываются проекты Законов о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан в части наделения участников уголовного процесса правом судебного обжалования постановлений органов уголовного преследования о возбуждении уголовного дела (во исполнение нормативного постановления Конституционного Совета от 24 января 2007 года № 1) и предоставления обвиняемому (подсудимому) возможности ходатайствовать о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей не только при объявлении об окончании предварительного следствия, но и при производстве по уголовному делу в суде до стадии назначения главного судебного разбирательства (во исполнение нормативного постановления Конституционного совета от 18 апреля 2007 года № 4).

В целях реализации рекомендаций, содержащихся в ряде предыдущих посланий Конституционного Совета, Правительством разрабатывается законопроект, направленный на регламентацию порядка содержания граждан, помещенных в медицинские вытрезвители, центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних, приемники-распределители и в некоторые другие учреждения, деятельность которых в настоящее время в нарушение Конституции регулируется подзаконными актами.

По информации Правительства Республики, им принимаются меры по исполнению постановления Конституционного Совета от 29 апреля 2005 года № 3 в части необходимости гармонизации законодательства о социальной защите лиц, пострадавших вследствие экологического бедствия в Приаралье.

Также постановлением Правительства от 16 апреля 2008 года   № 355 утвержден Комплексный план мероприятий по приведению системы действующего права в соответствие с нормами Конституции Республики Казахстан, в котором, в частности, Министерству юстиции поручено разработать проект правительственного постановления, закрепляющего положение об обязательности учета решений Конституционного Совета при подготовке государственными органами проектов нормативных правовых актов и планов законопроектных работ.

Конституционный Совет отмечает, что повышению эффективности в исполнении итоговых решений Конституционного Совета и рекомендаций, содержащихся в его ежегодных посланиях, способствовало рассмотрение этого вопроса в Секретариате Совета безопасности Республики Казахстан и на заседании Совета по правовой политике при Президенте Республики Казахстан.

Тем не менее некоторые рекомендации и предложения Конституционного Совета, содержащиеся в его нормативных постановлениях и посланиях и требующие законодательного реагирования, остаются нереализованными.

До настоящего времени не завершен процесс приведения в соответствие с Основным законом некоторых международных договоров Республики Казахстан, в том числе соглашений, составляющих нормативно-правовую базу аренды космодрома «Байконур», о чем неоднократно указывалось в посланиях Конституционного совета. Как следует из информации Министерства иностранных дел Республики Казахстан, между правительствами Казахстана и Российской Федерации 3 октября 2006 года подписан Протокол о внесении изменений и дополнений в Соглашение о взаимодействии правоохранительных органов в обеспечении правопорядка на территории комплекса «Байконур», а 20 февраля 2008 года - Протокол о внесении изменений в Договор аренды комплекса «Байконур». Однако достигнутые договоренности, затрагивающие гарантии конституционных прав казахстанских граждан на территории комплекса «Байконур», до настоящего времени не прошли процедуру обязательной обоюдной ратификации. Между тем из пункта 1 статьи 4 и пункта 2 статьи 74 Конституции, а также из постановления Конституционного Совета от 18 мая 2006 года № 2 «Об официальном толковании подпункта 7) статьи 54 Конституции» следует, что в случае признания в установленном порядке международного договора Республики Казахстан или отдельных его положений противоречащими Конституции, такой договор или его соответствующие положения исполнению не подлежат.

Не реализована правовая позиция Конституционного Совета, закрепленная в его нормативном постановлении от 3 ноября 1999 года № 19/2 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 6 и подпунктов 1) и 2) пункта 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан», о необходимости создания государством равных возможностей для защиты и восстановления государственной и частной форм собственности. В частности, не приведены в соответствие с ней Закон Республики Казахстан от 19 июня 1995 года № 2535 «О государственном предприятии» и некоторые другие нормативные правовые акты, ограничивающие гражданско-правовую ответственность государственных предприятий и учреждений пределами утвержденной сметы на их содержание (постановление Правительства Республики Казахстан от 20 марта 2007 года № 225 «Об утверждении Правил исполнения республиканского и местных бюджетов»). Не приняты эффективные меры к обеспечению идентичности текстов нормативных правовых актов на казахском и русском языках, что, как установлено практикой конституционного контроля, приводит иногда к неоднозначному толкованию их норм в процессе правоприменения. Из нормативных постановлений Конституционного Совета от 29 октября 1999 года № 20/2 и от           14 февраля 2007 года № 2 вытекает необходимость полной идентичности текстов нормативных правовых актов на казахском и русском языках, а несоблюдение этого условия признано грубым нарушением конституционной законности, которое, как указал Конституционный Совет, является основанием для признания нормативного правового акта неконституционными этой связи Протокольным решением Совета по правовой политике при Президенте республики от 30 марта 2007 года дано поручение Министерству юстиции о создании рабочей группы для проведения мониторинга Уголовного, Уголовно-процессуального, Уголовно-исполнительного кодексов и Кодекса об административных правонарушениях на предмет их соответствия Конституции и идентичности текстов на казахском и русском языках. Однако информации об исполнении этого решения до настоящего времени нет.

Существенными признаками, отражающими состояние конституционной законности в стране и эффективность проведенной конституционной реформы, являются полная реализация потенциала обновленного Основного закона, своевременное создание предусмотренных им правовых институтов и развитие национального законодательства.

В связи с тем, что нормы Конституции, устанавливающие принципы формирования и осуществления местного самоуправления, порядок назначения акимов и полномочия маслихатов, подверглись принципиальным изменениям, необходимо принять пакет законодательных актов, направленных на реализацию конституционных новаций в этой сфере.

Учитывая повышение на конституционном уровне роли политических партий и снятие запрета на их государственное финансирование, ревизии подлежат законы о политических партиях, об общественных объединениях и другие законодательные акты, регулирующие вопросы взаимодействия государства и неправительственных организаций.

Новая редакция статьи 15 Основного закона, гарантирующая право на жизнь, фактически отменяет смертную казнь, поскольку, согласно ее нормам, данный вид наказания может предусматриваться законом лишь за особо тяжкие преступления, совершаемые в военное время и террористические преступления, сопряженные с гибелью людей. Это означает, что в Общей части Уголовного кодекса следует определить перечень террористических преступлений, а из санкций статей его Особенной части, предусматривающих исключительную меру наказания и не отвечающих новым конституционным требованиям, смертная казнь должна быть исключена. Принимая соответствующий закон, Парламент должен корреспондировать его нормы с положениями Концепции правовой политики Республики Казахстан, одобренной Указом Главы государства от 20 сентября 2002 года № 949, провозглашающей курс на постепенное сужение сферы применения этого наказания. Между тем Конституционный Совет отмечает, что по прошествии более года с момента изменения статьи 15 Основного закона соответствующий законопроект, направленный на реализацию этой конституционной нормы, в Парламент страны не внесен.

Включение в Основной закон нормы о судебном санкционировании ареста и снятие конституционного запрета, отделяющего дознание и предварительное следствие от суда и прокуратуры, не только требует внесения соответствующих изменений в действующее законодательство, но и позволяет начать обсуждение вопроса

О перспективах поэтапного расширения судебного контроля в досудебном производстве.

Также Конституционный Совет отмечает, что до настоящего времени не реализована конституционная норма (пункт 1 статьи 83 Основного закона), наделяющая Генерального прокурора республики правом опротестовывать законы, противоречащие Конституции. На практике он не может воспользоваться этим правом, поскольку законодательство не предусматривает правового механизма реализации данного полномочия.

Важное место в программе дальнейшей политической модернизации должно быть отведено судебной реформе, направленной на укрепление независимости и повышение эффективности системы правосудия, адекватной новому этапу конституционно-правового развития и соответствующей международным стандартам. В этой связи Конституционный Совет вновь констатирует, что конституционное требование статьи 80 Основного закона о том, что финансирование судов и обеспечение судей жильем «должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия», реализуется на практике недостаточно полно, что нередко ставит судей в зависимое положение от органов местной исполнительной власти и способствует коррупционным проявлениям.

В судопроизводстве следует усилить принципы состязательности и равноправия сторон, расширяя тем самым правовые возможности граждан в судебной защите своих прав. Являясь основой справедливого и эффективного правосудия, эти принципы создают оптимальные условия для установления объективной истины по делу. Особую актуальность это приобретает с введением суда с участием присяжных заседателей. Как считает Конституционный Совет, необходимо более четко разграничить в законе функции прокурорского надзора за законностью судебных актов и уголовного преследования, осуществляемого прокуратурой.

Состояние конституционной законности в стране во многом зависит от качества действующих законов и стабильности национальной нормативно-правовой базы. Материалы конституционного производства свидетельствуют о том, что некоторые законы принимаются без должной концептуальной проработки, нередко противоречат друг другу, а необоснованно часто вносимые в них изменения порождают нестабильность действующего законодательства и правоприменительной практики. Только в Земельный кодекс Республики Казахстан в течение прошлого года Парламентом вносились изменения и дополнения 10 раз, из них 7 - в июле. Рассматривая отдельные, инициированные Правительством законопроекты, депутаты не только выходили за пределы их концепции, но и дополняли их правовыми нормами, которые, как считает Конституционный Совет, должны были быть предметом самостоятельного законопроекта, вносимого с соблюдением всех процедур, предусмотренных Конституцией и другими законодательными актами (обоснование, проведение финансово-экономических расчетов и научной экспертизы, прогнозы юридических и социальных последствий и т. п.). Кроме того, при разработке законопроектов и принятии законов следует соблюдать пределы законодательной компетенции Парламента, установленные пунктом 1 статьи 54 и пунктом 3 статьи 61 Конституции.

В этой связи Конституционный Совет полагает, что необходимо принять законодательные меры по совершенствованию процедур взаимодействия Правительства, Парламента республики и других участников законодательного процесса, формированию системы постоянного правового мониторинга результатов законотворческой деятельности и эффективности принятых законов.

Как показывает практика конституционного контроля, в действующем законодательстве все еще имеются нормы, устанавливающие ответственность за отдельные правонарушения, редакция которых несовершенна, что создает проблемы в правоприменении. Как уже отмечалось, в нормативном постановлении от 27 февраля 2008 года № 2 Конституционный Совет разъяснил, что «...закон, ограничивающий конституционные права и свободы человека и гражданина, должен соответствовать требованиям юридической точности и предсказуемости последствий, то есть его нормы должны быть сформулированы с достаточной степенью четкости и основаны на понятных критериях, позволяющих со всей определенностью отличать правомерное поведение от противоправного, исключая возможность произвольной интерпретации положений закона».

Данная правовая позиция Конституционного Совета является основанием для ревизии законодательных актов, предусматривающих меры юридической ответственности, с целью выявления и устранения недостатков норм, определяющих признаки составов правонарушений.

Участвуя в обеспечении верховенства Основного закона, Конституционный Совет своими нормативными постановлениями создает действующие нормы права, а также способствует согласованному взаимодействию на конституционной основе ветвей государственной власти, укреплению конституционной законности и защите гарантированных Конституцией прав и свобод человека и гражданина. Между тем до настоящего времени в законодательстве не реализована норма Конституционного закона Республики Казахстан «О Конституционном Совете Республики Казахстан»     (пункт 1 статьи 11), устанавливающая, что какое-либо вмешательство в деятельность членов Конституционного Совета, а также оказание давления или иного воздействия на них в какой бы то ни было форме не допускаются и влекут ответственность по закону. Конституционный Совет полагает, что такую ответственность следует ввести по аналогии с ответственностью за неуважение к суду, что согласуется с установками Главы государства о необходимости повышения авторитета Конституционного Совета и усилении его возможностей по защите Основного закона (выступление на VII съезде Народно-демократической партии «НурОтан»).

Оценивая состояние конституционной законности в стране, Конституционный Совет отмечает, что в целом правовая система республики успешно развивается и совершенствуется на основе Конституции и в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Направляя в соответствии с подпунктом 6) статьи 53 Конституции настоящее ежегодное Послание о состоянии конституционной законности Парламенту республики, Конституционный Совет выражает уверенность, что высший представительный орган, осуществляющий законодательные функции, а также Правительство Республики и другие государственные органы примут в пределах своей компетенции необходимые меры для решения перечисленных проблем в сфере законодательства и практики его применения, что будет способствовать укреплению режима конституционной законности и утверждению принципов конституционализма в стране.

 

Председатель
Конституционного Совета
Республики Казахстан
И. Рогов